Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:21 

Феминистическая рецепция "Берсерка"-11 или больше

Запасной аэродромчик
Scit quid perdit
я со счета сбилась.

Итак, мы покинули нашего приятеля Гаттса, когда он сбежал от Фарнезе и ее храмовников. И наконец-то направился домой.

И тут надо рассказать о еще одном персонаже, которого мы до сих пор обходили вниманием, потому что он играл второстепенную роль.

Мы уже касались того вопроса, что отцовство в мире Берсерка штука весьма стремная, и хороших отцов, которые появляются в кадре и остаются в живых долше одногоразворота, можно не то что по пальцам пересчитать, а вот буквально хватит одного пальца. Так вот, Гаттс - тоже "плохой отец".

С самых первых глав "Черного мечника" его преследует образ чудовищного эмбриона, о сути которого мы ничего не знаем, кроме того, что угрожать он угрожает, но никогда не нападает и того, что его боятся прочие злые духи. В главах после Затмения мы узнаем, что это ребенок Гаттса и Каски (очень, очень удачно она подгадала время для своего сексуального дебюта), которого она выкинула на пятый день после того, что с ней сделал Фемто. Ребенок был изуродован колдовством Фемто, и благодаря "инъекции" демонической сущности во время изнасилования (а также, видимо, слиянию миров, которое началось после Затмения), выжил и существует одновременно в мире духов и отчасти в мире плоти, стараясь по мере сил охранять своих родителей. Но Гаттс не знает, что его пытаются охранять, он думает, что этот эмбрион пытается ему отомстить за то, что Гаттс попытался убить его при рождении (типичный отец Берсеркверса, хехе).

И вот этот эмбрион начинает Гаттсу являться и прорицать, что Каска вот-вот попадет в беду. Гаттс добирается до дома Годо и выясняет, что Каска как-то ушла погулять и не вернулась. Гаттс поначалу пытается пылить, но Годо его быстро осаживает: он первый бросил Каску, погнавшись за местью. Гаттс осознает свою неправотк и очень остро переживает то, какой он мудаг и как сам в очередной раз продолбал единственное, что ему дорого. Он отправлется на поиски Каски. Рикерт искал ее целый месяц и не нашел, но у Гаттса есть хоть и смутные, а все же указания, полученные от демона-ребенка: Каска находится где-то в святой земле. Он разузнает, что в трех днях ходу есть аббатство Альбион, и чимчикует туда.

А меж тем по всей стране наступает пиздетс. Мор, глад, нападение чудовищ и слияние сфер, и на закуску - орда кушанцев, которые идут и вырезают все на своем пути. Кушанцы захватили Мидланд, толпами угоняют жителей в рабство, принцесса Шарлотта без следа исчезла, а король умер. Словом, все плохо.

Беженцы от войны, глада и мора разбили лагерь у стен аббатства Альбион. Монахи подкармливают их понемногу, но также среди них ведет работу Инквизиция, которую возглавляет епископ с зачОтным именем Мозгус. По тому, как все дело обставлено, видно, что Миура внимательно смотрел "Имя розы".

При Мозгусе подвизается и Фарнезе, которую задвинули в Альбион в наказание за то, что она упустила Черного Мечника. Но Фарнезе не так переживает из-за того, что ее задвинули, как из-за того, что она вытворяла в состоянии одержимости. Ее плющит и колбасит. Впрочем, песня не о ней. Песня сейчас пойдет о еще одном, казалось бы, проходном, но с сильной субъектной перспективой персонаже - шлюхе с золотым сердцем по имени Люка.

Люка в лагере беженцев основала небольшую общину девушек, подторговывающих собой, они заботятся друг о друге, делятся едой, защищаются от тех, кто хотел бы попользоваться на дармовщинку. Словом, выживают по принципу "гамузом легче и батька бить".

И вот туда, в этот лагерь беженцев, приносит полоумную Каску. И Люка берет над ней шефство. Заматывает ее красивое лицо грязными бинтами, чтоб ее принимали за сифилитичку и не лезли, кормит, выгуливает.

Во время одного из выгулов случайно обнаружилось клеймо жертвы на груди Каски, и местные сотонисты забрали девушку на свое радение в невесты местному Сотоне (да, в берсеркерсе верят в сотону, причем традиционного, "трансцендентну силу у види рогатого упиздня";). Каска с ее травматичным опытом, увидев огромный змееобразный половой хуй Сотоны, впала в истерику - а тут и Гаттс подоспел со своей заточенной рельсой. И начался тотальный пиздец и дизастер, потому что когда двое клейменых оказываются в месте, пропитанном миазмами зла и страданий, происходит прорыв ада на землю, и в ходе этого катаклизма гибнет лагерь беженцев, а Гриффит получает новое возрождение - обретает тело, похлжее на его прежнеее, только плюс двести к красоте и харизме.

И в ходе всей этой заварухи образы героев эволюционируют вот как.

1. Гаттс наконец-то перестает быть "функционально женщиной". Он завершает свой "квест за Гриффитом". Рыцарь-череп, явившись ему в очередной раз, делает пророчество: если Гаттс хочет убить Гриффита сейчас, у него будет шанс... но ради этого шанса нужно пожертовать Каской. И наоборот: Каска подвергается смертельной опасности, но у Гаттса будет шанс ее спасти... если он откажется от мести Гриффиту. Каждая из его целей по отдельности осуществима, но вместе никак, надо выбирать. И Гаттс выбирает спасение Каски.
Не могу не заметить, что сам по себе его квест - типично женский сказочный квест: в поисках любимого обойти мир, стоптав семь пар железных сапог и изничтожив семь железных посохов. Только любимый у нас двоякий: с одной стороны, совершенно беспомощная и впавшая в животное состояние анима, Каска, а с другой - предатель Гриффит, финист, блять, ясный сокол. Гаттс совершает выбор правильно, сохраняет в себе душу живу (аниму, Каску) и инициируется как мужчина.
2. Фарнезе окончательно разбирается со своим кризисом веры. И тут у нее возникает экзистенциальный вакуум, потому что без горнего призыва, без собственного трансцендентного проекта, она не может. И она отчебучивает самое неожиданное, что можно хоть как-то натянуть на уши: отправляется по следам Гаттса и Каски, чтобы проситься к Черному Мечнику в падаваны.
3. Люка. Главный, гвоздевой персонаж всей арки. И ее антипод Нина - маленькое предательское трусливое чмо.
Собственно, если Гаттс до этой арки функционально женщина, то Люка функционально мужчина. Она не только добра, заботлива, умна - она в первую очередь беспредельно отважна и ответственна за тех, кого приручила. Она не боится противостоять закованным в латы рыцарям, защищая Пепе, одну из своих девочек. Не боится сунуться в логово сатанистов. То есть, она боится, конечно, но преодолевает страх.
Нина - одна из ее девочек и ее антипод. Она боится вообще всего. Боится умереть от болезни - и с переляку подается к сатанистам. Боится, что Иоахим навлечет на нее гнев сатанистов или донесет инквизиторам - и пытается его убить. Боится, что Каска навлечет инквизиторов - и сдает ее сатанистам. И каждое новое предательство множит число ее врагов и общее количество зла, которое в конце концов материализуется в образе зловонной кровавой жижи, поднявшейся из подвалов Башни Альбиона и поглотившей все.
По-хорошему, Нина себе наработала на поглощение этой булькающей биомассой, но Люка ее и тут спасла.
При этом сама Люка - кающаяся грешница. Она видит свой грех и кается не в том, что зарабатывает проституцей - а в том, что когда-то была заносчивой и смотрела на менее удачливых людей свысока, отвергая их. Теперь во искупление она живет среди отверженных и помогает им.

Тема отверженности вообще проходит через эту арку кроваво-красной нитью. Отверженных собирает вокруг себя епископ Мозгус. Беспощадный ко все остальным, он добр к урожденным калекам и те отвечают ему беззаветной преданностью. Его банда палачей наводит ужас - но они стали палачами потому что мир их оттолкнул, а Моозгус принял и обласкал. Отверженных собирает и Люка - ее подлинное милосердие противопоставляется фальшивому милосердию Мозгуса. Отверженные собираются на шабаши и пожирают плоть людей, умоляя поскорее явиться Ястреба Тьмы. Наконец, отверженный Апостол-Бехелит из-за своего уродства был выброшен в мертвецкую яму, и там обрел бехелит, который узнал и исполнил желание маленького ребенка, загаданное с детской жестокостью: уничтожить плохой мир и построить новый, хороший.

Отвергая других, люди порождают зло. Даже Гаттс, отвергнув свое демоническое дитя, в конечном счете поспособствовал возрождению Гриффита - именно тело этого зародыша Гриффит использовал.

Отважная и сильная Люка больше не появится на страницах манги, но от нее Гаттс получил важный урок: ответсттвенности и милосердия. Може, ще й будуть з нього люди.

@темы: ФБ

URL
Комментарии
2013-11-27 в 12:32 

Kinn
Тэги расставь по "Берсерку". А то фиг найдешь.

2013-11-30 в 18:50 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
То, что Нина получает свой второй шанс - и есть настоящее милосердие :yes:
И ее выбор не оставаться с Люкой тоже правильный.
Как всегда, спасибо.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Логово украинского железнобрюха

главная