• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: берсерк (список заголовков)
15:52 

Берсерк: феминистическая рецепция. Итоги и игра в Вангу

Scit quid perdit
Итак, манга за 20 с лишним лет создания прошла долгий путь. Кэнтаро Миура вырос как художник и, что еще важнее, вырос как сценарист, создатель истории.

На данный момент и протагонист, и антагонист манги зависли в своеобразной "точке равновесия".

Гриффит создал свою утопию, город-государство Фальконию, где люди будут обитать под его чутким руководством и защитой - а защищать их есть от кого: после Слияния Сфер в реальность поперли все фантазии, выдумки и ночные кошмары, какие только наплодило человечество. Архетип Антихриста, Темного Мессии, написан у него на лбу огненными буквами. Его андрогинная красота настолько открыточна и слащава, что почти возбуждает отвращение. Он тонкий лжец, манипулирующий доверием и любовью людей. Одни следуют за ним, ведомые любовью, другие подчиняются ему как рабы. Он одет в белый плащ и сверкающий доспех, и лишь когда последняя битва с Ганишкой скрыла его от всех людских взоров, он принял свой подлинный облик: черная, как смола, крылатая тварь, "помесь Бэтмена и дельтаплана".

Гаттс достиг предела в своем изгнанничестве и своих испытаниях. Он и его спутники окончательно покинули мир людей и тоже приближаются к конечной точке своих стремлений - эльфийскому острову. Напоследок, в очередной раз вынырнув из ниоткуда, Рыцарь-Череп оделил Гаттса очередным предсказанием: надежда исцелить Каску есть, но исцеленная Каска будет хотеть совсем не того, чего хочет Гаттс.

И хотя мы все любим Гаттса, и хотим, чтобы у него все было хорошо, это предсказание не может по своему не радовать: ведь Каска существует не для того, чтобы составить его (и чье бы то ни было) счастье, она сама по себе девочка, своя собственная.

Каска уже давно достигла предела объектности, которую предписывает женщине патриархатное общество: она действительно умственно неполноценный полуребенок, постоянно нуждающийся в опеке. Даже ее фигуру Миура рисует в последних томах как преувеличенно детскую - тонкие ручки и ножки, большая голова (впрочем, над эволюциями Каски по мере то возникновения, то исчезновения потребности в мускулах смеются многие фанаты). И здесь у Миуры получился очень важный месседж, который подтверждается дальнейшим развитием событий в арках "Потерянные дети" и "Возмездие": эта объектность - не "естественное" или "природное" свойство женщины, а результат истязаний и сексуального насилия, отвержения и холодности. В случае Каски Миура дает это читателю напрямую, в лоб, в "Потерянных детях" и "Возмездии" несколько более завуалированно, но неуклонно.

Хочется верить, что Миура Каску как персонажа все-таки не "похоронил", а временно положил спать, чтобы натренироваться на других женских персонажах изображать сильную женскую субъектную перспективу. А теперь немножко повангуем, что ждет Каску впереди.

Вполне возможно (и появление "лунного ребенка" на это намекает), что Каска захочет завязать с воительством и стать просто матерью, причем не в формате "верная супруга и добродетельная мать", а, возможно, вообще без мужчин, и без Гаттса в том числе. Его, конечно, будет жалко, но напоминаю: правильный женский персонаж обладает собственной субъектной перспективой, а не введен лишь затем, чтобы мужскому персонажу было об кого полечить свое эго.

Возможен и обратный вариант развития событий: Каска вспомнит, что с ней сделал Гриффит и воспылает местью, а Гаттс будет хотеть верную супругу и добродетельную мать и на этом получит облом. Лично я принадлежу к лагерю поклонников Каски-воительницы, и меня такой вариант событий как читателя устроит более чем.

Но как коллеге Миуры в плане рассказывания историй, мне он представлется структурно не лучшим, и вот почему: при таком раскладе опять получится, что Каска живет ради Гриффита. Ну, теперь уже ради мести, а не спасения или любви, но обое рябое: Гриффит получается опять центром ее мира. Много чести сукинсыну.

Добавим следующее: с исцелением Каски закончится "структурно женская" роль Гаттса в повествовании. Напоминаю: квест, в котором героиня должна истоптать семь пар железных башмаков и изглодать семь каменных хлебов, чтобы расколдовать возлюбленного - это в структуре волшебной сказки именно женский квест. И для Гаттса он сейчас основной, всякие структурно мужские поборания чудовищ для него всего лишь эпизоды. Ну просто так исторически сложилось, что на пути к Эльфхельму то поцоватые пираты, то морской бог, то макара какая на сушу вылезет и надо опять рубиться. Мешают вороги и под ногами путаются.

Но по окончании этого квеста и у Каски, и у Гаттса запускается новый цикл развития персонажа. Напоминаю: это архетипный цикл "сирота-странник-воин-мученик". Гаттс завершил цикл, когда победил Морского бога почти ценой своей жизни (и что у него теперь на фюзеляже значится бог - не случайность, ой, не случайность). Новый цикл, возможно, начнется с попытки "жить как люди". Но мы-то знаем, что изменения при Сопряжении сфер затронули весь мир, и в нем нет теперь безопасного уголка. Так что Гаттсу предстоит нелегкая и неблагодарная роль Мессии. Да к тому же всеми отверженного и гонимого - ведь его будут считать "ястребом Тьмы", слугой зла и хаоса из пророчества.


В связи с этим должны сыграть роль необычные обстоятельства рождения Гаттса. "Из чрева мертвой матери до срока был вырезан Макдуф, а не рожден". Вполне возможно, Гриффит получит какую-то магическую страховку от "любого человека, рожденного на свет", а тут такой облом.

Вполне возможно, что Мессия - не сам Гаттс, а Лунное дитя, мистический ребенок Гаттса и Каски и кровный брат Гриффита. Возможно, Гриффит как-то наложит на него лапу, и нашим героям придется отправлться в "родительский" квест.

Есть еще один момент, на основании которого я вангую участие Каски в активном приключалове. Ведьма Флора раздала героям магические артефакты, связанные со стихими огня и воздуха. Секиру, на которой был знак земли, она предложила Гаттсу, но тот ответил, что с Драконобоем ему удобнее. Так эта секира и лежит в корнях сгоревшего дерева Флоры. А между тем, земля - "женская" стихия, а секира - "женское" оружие (Луна, Артемида, амазонки, минойские царицы, средневековый женский рыцарский Орден Секиры). Думаю, она дожидается именно Каски.

В ходе дальнейших перипетий Гаттсу удастся покорить своего демона-пса. Нужно сказать, что пес в японской культуре имеет амбивалентную природу: с одной стороны, собака - "грязное" животное, которое жрет отбросы и отличается неудержимой похотью, с другой - это символ верности и самоотверженности, благодарности и служения. "Буду служить вам, как пес и конь" - формула вассальной присяги в Китае, перенятая японцами. "Корми кошку десять лет - она будет помнить один день. Корми собаку один день - она будет помнить десять лет", гласит японская пословица.

Сейчас "собачьи" аспекты распределены между Гаттсом и псом-демоном так: Гаттс несет в себе все позитивные аспекты "собачести", пес-демон все негативные. Проблема, однако, в том, что без этих отрицательных аспектов Гаттс не может: они помогают ему выживать в самых безнадежных ситуациях, буквально удерживать жизнь клыками за горло. И ему предстоит "интернализовать" этого демона, приручить собаку бешеную. Иначе он будет опасен для себя и других.

В этом ему, конечно же, помогут Силке и Фарнезе.

Фарнезе предстоит в полной мере развить свой магический дар и на равных схватиться с кем-нибудь из колдунов Гриффита. А также разобраться в своих отношениях с братом и Родериком Штауффеном. Она, конечно, влюблена в Гаттса (как и Силке), но тут все совершенно безнадежно, особенно с того момента, как они с Силке, паря в астрале, услышали, как Гаттс вслух назвал Каску своей женой.

Впрочем, есть один момент, который оставляет для Серпико и Фарнезе возможность быть вместе: в одной из глав матушка Фарнезе намекнула ее рату Манифико, что когда-то "отомстила" ее отцу за холодность. Вполне возможно, что эта месть заключалась в супружеской измене, и Фарнезе - не дочь Вандимиона. В этом случае она теряет свою ценность как супруга по расчету для Родерика Штауфена и получает возможности выйти за Серпико.

Родрика жалко, он, похоже, всерьез увлекся Фарнезе - но такой красавчик вряд ли долго будет гулять один. Вполне возможно, он приударит за Силке. Хотя с Миуры станется подарить ему героическую смерть (это же Миура!).

Соня - совершенно очевидный противник Силке в дальнейшем. Она называет себя "маленьким коршуном", а Силке - "лесной совушкой", еще раз подчеркивая "ночную" природу Гаттса и его спутников в противовес "светлой", дневной природе Гриффита. Противостояние будет нелегким, ведь Соне придется разочароваться в своем кумире. Возможно, она станет защищать свою картину мира даже ценой жизни Силке.

Наконец, Исма. Подозреваю, Миура ввел ее в повествование не только затем, чтобы обеспечить пейрингом юного Исидро. Смотрите, из четырех стихий три распределены между героями: Исидро связан с магией огня, Серпико с магией воздуха, землю я выше вангую как предназначенную Каске. Осталась вода. На протяжении всей манги после Затмения вода проявляла себя как стихия враждебная и злая. Из воды лезет всякая нечисть вроде кэльпи, макар и людей-крокодилов; водой повелевает злой маг Дайба. Вода нуждается в "очищении" и "укрощении". Исма, получеловек-полурусалка, в равной степени принадлежит земле и воде. Она овладела своим волшебным русалочьим оружием - голосом. Видимо, она в "квартете стихий" будет представлять воду.

И тут я перестаю играть в Вангу и напоследок скажу еще вот что. Пост-зетменческий "Берсерк" вызывает многие нарекания тем, что Гаттс там все больше и больше очеловечивается. Обычно это формулируют как "Гаттс завел детский сад". При том, что Гаттс нисколько не стал драться меньше, и драки нимало не потеряли в зрелищности и эпичности (по мне так их даже слишком много, они тормозят сюжет - например, капитана Шаркрайдера вполне хватило бы убить один раз) - у поклонников арки "Золотой век" все равно складывается впечатление, что драк мало.

Так вот, с моей точки зрения, это впечатление связано именно с появлением множества женских- персонажей со своей субъектной перспективой. Гаттс по-прежнему лихо дерется, но манга в целом перестала быть "дракоцентричной". Миура заговорил как гуманист, утверждающий общечеловеческие ценности: несмотр на всю крутизну и лихость Гаттса, он уже много раз пропал бы, если бы не верные друзья, "накама", которые прикрывают ему спину, лечат и не дают сорваться в кровавое безумие, когда пес-демон берет верх. Дружба, любовь, самоотверженность, верность - вот сила, которой побеждают герои после Затмения. Тщеславие, гордыня, подлость, предательство могут сделать Гриффита на время князем мира сего - но берегись, красавчик. Черный Пес идет за тобой.

@темы: Берсерк

12:49 

Берсерк: феминистическая рецепция-14

Scit quid perdit
Что, уже и ждать перестали? А вот!

Перечисляя женских персонажей Берсерка, нельзя не вспомнить Соню.

Соня, как и принцесса Шарлотта, следует за Гриффитом. Но если Шарлотта нужна ему как будущая супруга, через которую он легитимизирует свою власть, то у Сони функция несколько более сложная и неоднозначная. Соня - пророк Гриффита.

изображение
(Соня и один из Апостолов, Ирвин)

Снова-таки, трудно говорить о возрасте Сони: анимашная техника изображения не особенно располагает к точным дефинициям. Но в одной из глав Соня на равных разговаривает с Силке, так что будем считать, что они ровесницы, примерно 12-14 лет.

Впервые мы встречаем Соню во время кровавой расправы кушанцев над жителями захваченного города. Мужчин беспощадно истребляют, женщин связывают попарно и угоняют в рабство (их ждет участь худшая, чем смерть: магическое изнасилование и использование в качестве инкубаторов для полудемонов-пишака, которые прогрызают себе путь наружу из чрева матерей). Все в ужасе и панике, одна лишь Соня сохраняет спокойствие и говорит, что Ястреб Света непременно спасет их. Товарки по рабской колонне думают, что бедная девочка сошла с ума: ее родителей сожгли у нее на глазах. Но Соня непреклонна в своем оптимизме, и вера ее вознаграждается: действительно, прибывает Гриффит со своей армией и сокрушает кушанцев.

После этого Соня присоединется к армии Гриффита. Она носит доспех, как Каска или Фарнезе, но совершенно не умеет обращаться с оружием и не собирается учиться. Она появлется там, куда должен прийти Гриффит, и несет благую весть о его прихде.

По правде говоря, ее безоблачный оптимизм и в самом деле производит жутковатое впечатление. Она проходит среди вражеских солдат и чудовищ из "Новой банды Ястребов" безмятежно, как человек, который знает, что ничего плохого с ним произойти не может. Но не это главное. Соня - телеат и медиум, на нее постоянно обрушиватся волны людских страданий. Когда до читателя это доходит (а до самых тормозных доходит в тот момент, когда Соня посылает Силке мыслеобраз грядущей резни в городе), оптимизм Сони приобретает новую окраску: похоже, что страдания людей ее больше не трогают. Они с Силке составляют резкий контраст: Силке чувствительна к мерзости войны и оэтому хочетвернуться в лес и жить отшельницей. Соня проходит по миру, как солнечный луч, который заглядывает в самые грязные углы и не пачкается.

Помимо своей воли или намеренно, Соня искушает Силке. Она приглашает ее присоединиться к освободительной армии, где никто никого не угнетает и не притесняет. Для Силке, всю жизнь прожившей изгоем, это серьезный соблазн. Но она "ловит" мысли Гаттса, молча стоящего в тени, готового в любой момент прийти на помощь - и отвечает Соне: нет, я не одинока, мне есть куда идти.

В отношении Гриффита Соня ведет себя как собственница - наример, без зазрения совести оттирает в сторону Шарлотту. Еще бы, ведь Шарлотта "всего лишь" невеста Гриффита, а она, Соня - медиум и пророчица. Место Шарлотты - на кухне, возможно, в постели (хотя Миура нерозрачно намекает, что секса между Шарлоттой и возродившимся Гриффитом не было), словом, она находится в рамках традиционных редставлений о месте женщины. Соня же претендует на большее: духовную близость с вождем, особое сестринство. Она легко распоряжается окружающими ее мужчинами, начиная с юного Мьюла и заканчивая чудовищами из Новых Ястребов.

Ну и чтоб закончить перечисление женских персонажей с сильной субъектной перспективой, вспомним об Исме.

изображение

Исма - дитя человека и русалки, живет на заброшенном островке посреди океана наособицу от маленькой общины рыбаков. Она одиночка, ее ненавидят в деревне, но она не унывает: добывает себе пропитание морской охотой, и море любит больше, чем людей. Ее раскованность и смелость повергают в стуор даже нахального Исидро (раньше перед ним девочки не рассекали голыми). Исма отважна, добра и благодаря команде Гаттса обретает понимание ссвоей истинной сути и находит свою маму. Армия русалок помогает Гаттсу одолеть морского бога.

@темы: Берсерк

06:03 

Берсерк: феминистическая рецепция-13

Scit quid perdit
Что, думали, что я забила, забыла и окончательно заебалась? А вот и нет, и не забила, и не забыла, и заебалась только временно.

Долго ли, коротко ли - но Гаттс сотоварищи (по-японски это будет"накама", дословно - "отношения между") дошли до заколдованного леса, где проживала ведьма Флора со своей ученицей Силке.

И так у Миуры появились еще два женских персонажа с сильной субъектной перспективой. Впрочем, у Флоры перспектива была недолгой: враги сожгли родную хату вместе с ней - но она не очень огорчилась, потому что уже прожила тысячу лет, а уничтожение бренного тела придало эпической силы ее телу астральному. Но читателю все-таки обидно.

Флора - персонаж мифопоэтический насквозь, так что о ней интересно говорить не как о характере, а как о типе. Она - "добрая баба яга", законный представитель немногочисленных благих сил Берсеркверса и ответ на вопрос измученного читателя "Да есть ли в этом гребаном мире вообще что-то хорошее, или сукинсынская Идея Зла подмяла все?!" Ну, то есть, читатель как бы уже знает, что в мире есть благое силы - например, Пак, но Пак против целой Вселенной, начиненной злом, как-то не очень тянет на понятие "сила". А тут бац, появляется Флора, которая на понятие "сила" очень даже тянет.

Флора - ведьма, а ведьмовской дар в берсеркверсе - это в первую очередь повышенная чувствительность к зову стихий-первоэлементов. Сами эти стихии скорее нейтральны, чем злы или добры, но отметим, что силы зла охотно прибегают к воде (на героев нападает кэльпи, потом водяная тварюка наподобие Ктулху, а потом силами воды манипулирует злокозненный Дайба, кушанский маг), а силам добра в лице наших сомнительных персонажей Флора выдает кинжал огня, способный одновременно резать и жечь, и меч воздуха, этакое перышко, которое может рассекать воздушным ударом доспех и оружие противника. Гаттсу же Флора выдает Доспех Берсерка, который некогда носил Рыцарь-Череп. Флора не творила этот доспех, он представляет собой злое колдунство, которое, с одной стороны, начиняет бойца едреной дозой адреналина и на ходу латает его раны, а с другой - подчиняет его волю боевой ярости (напоминаем: Гаттс одержим псом-демоном!), и носитель доспеха, если входит в кураж, вообще перестает отличать друзей от врагов, ему лишь бы рубить. Флора слегка подрихтовала доспех, уменьшив его демоническую сущность но у Гаттса и своей дури в избытке плюс пес-демон, так что не очень ее усилия помогли. Флора хотела еще выдать Гаттсу секиру Земли, но тот сказал, что Драконобой ему ничто не заменит, так секира и осталась в схованке на месте дома Флоры.

Короче, Флора - это волшебный даритель, чисто по Проппу. И - подчеркнем это жирной линией - женщина. Именно она противостоит дьявольским козням андрогинного сцуко-Гриффита.

Но Флора, к сожалению, привязана к своему волшебному лесу. Этакий Том Бомбадил в юбке. И когда лес уничтожают Новые Ястребы (скотина Гриффит назвал свою банду апостолов Новыми Ястребами - ну как его не убить за это?), Флора гибнет вместе с ним. А в странствия с Гаттсом отправляется ее ученица, Силке.

Силке - девочка-подросток, на вид фиг поймешь скольки лет, это же манга, будем считать, что от 13 до 15. Она до чертиков сильна и талантлива в ведьмовском плане, а в физическом - достаточно хрупкий подросток, типичный маг-стеклянная пушка. Если до появления Силке в команде вторым бойцом после Гаттса был Серпико, то теперь Серпико третий после Гаттса, а Гаттс - второй после Силке. Но это если мерить чисто наносимый врагу ущерб: Силке способна выносить целые армии. Правда, ее все это время нужно защищать (стеклянная пушка!) - так что они с Гаттсом образуют прекрасный тандем: Гаттс танчит врагов, Силке издалека дамажит, а Серпико и Исидро прикрывают ее в ближнем бою.

А что же Фарнезе? Нашлась ли для нее работа поинтереснее, чем пасти скорбную головой Каску?

Представьте себе, да! Оказывается, мистическая одаренность Фарнезе все время была направлена не в то русло: она молилась ложному богу, Идее Зла, и очень даже хорошо, что ее молитвы оставались без ответа: с ее талантом она могла бы и пробиться в горние, блджад, выси, и чем бы там дело кончилось - ХЗ. Но тут она попалась на глаза Флоре и Силке и те обнаружили в ней латентный колдовской дар. Так что Фарнезе усиленно тренируется под руководством Силке и уже научилась выходить в астрал. А это очень важное умение, даже если ничего серьезнее пока не получается: ведь кто-то должен возвращать Гаттса к реальности, когда он в кураже берсерка окончательно роняет мозги под влиянием берсерк-доспеха.

Как человек Силке - совсем юная девочка, на которую свалилось бремя непомерной ответственности. В отличие от Фарнезе, которая пошла за Гаттсом "верхним чутьем", Силке точно знает, что Гаттс - избранный, а она, Силке, - должна вести его в этом квесте и сражаться на его стороне, потому что ее миссия - вместе с Гаттсом положить край Гриффиту и его художествам. Но что делать ради осуществления этой миссии, что конкретно - она не знает. Гаттс Избранный, поэтому нужно просто следовать за ним. И Силке идет с "накамой" Гаттса в порт Британнис, чтобы сесть там на корабль и отплыть в Эльфхельм, последний оплот сил добра на погружающейся в адъ и хаосъ земле.

@темы: Берсерк

Логово украинского железнобрюха

главная